Телефоны (4922) 32-21-77 (4922) 32-74-45
Адрес

г.Владимир, ул.Гоголя, д.2

Владимирский издатель Исайя Коиль и его большая семья

С первых же строк этого текста важно отметить, что все обстоятельства жизни известного владимирского издателя Исайи Коиля широкой общественности стали известны благодаря любознательности владимирского краеведа В.Г. Толкуновой и историка фотографий Г.Г. Мозговой. Из интересы сошлись, когда в конце 2005 года на Князь-Владимирском кладбище обнаружилось неприметное захоронение владельца известной в городе скоропечатни.

Могила была расположена на еврейском участке старинного некрополя. Это небольшой старый памятник с практически исчезнувшей надписью на иврите и русском языке, где указаны имя и годы жизни погребенного: «И.С. Коиль. 1845 – 1923».

Неподалеку похоронены члены семьи: жена, сноха и правнучка – первая дочка внука Якова.

Исследователи смогли найти и пообщаться с потомками издателя. И обобщенным результатом этой работы стала статья «Дом на Театральной площади». И.С. Коиль и его семья», опубликованная в краеведческом альманахе «Старая Столица» (выпуск 2). Это самое полное и обстоятельное исследование жизни семьи Коилей, которое существует на данные момент.

Восстание шляхты в Царстве Польском

По семейному преданию, Коиль Исайя Самуилович 1864 год рождения (Шая Шмулевич) приехал во Владимир из Польши. Причиной послужило национально-освободительное восстание на его родине в 1863-1864 годах.

Тадеуш Айдукевич. Сцена восстания 1863 года, источник: https://онлайн-читать.рф/

Восстание в Польше 1863-1864 годов описывается в исторических источниках как антирусское. Оно возникло на западной границе Российской империи и было организовано польской шляхтой с целью восстановления Речи Посполитой.

Завершился бунт проигрышем восставших, что привело к ликвидации польской автономии российскими властями. Чтобы изолировать часть активного населения от повстанческой деятельности в январе 1863 года местными властями был организован рекрутский набор, когда в списки призываемых попали более 12 тысяч человек, часть которых подозревалась в принадлежности в националистическим подпольным ячейкам.

Какую позицию в этом вопросе занимал Исайя Коиль, мы вряд ли узнаем, но очевидно, что его прибытие во Владимир могло быть косвенно связано с бурными событиями на родине, хоть и призвался он на военную службу чуть позже – в 1866 году.

Из семейного архива Коилей, фото: zebra-tv.ru

В целом, переезд стал возможен в связи с существенными изменениями на законодательном уровне относительно прав граждан империи «иудейского вероисповедания». Дело в том, что до этого евреи Царства Польского не допускались в Российскую империю, так как были иностранцами.

С 1865 года такое право повсеместного жительства «по узаконенным паспортам и билетам» в России получили евреи определённых профессий, которые были востребованы на внутреннем рынке: механики, винокуры, пивовары, типографские рабочие и другие.

Чуть позже такое разрешение коснулось и отпускных евреев-солдат, которые, по новому закону, могли после окончания военной службы жить вне черты постоянной еврейской оседлости, за исключением Москвы, Московской области и ряда других регионов.

Дети тех, кто воспользовался этим правом, могли также проживать на указанных территориях, приобретать в собственность недвижимость.

Таким образом, тот факт, что Исайя Самуилович поступил на военную службу очень помог ему и его сыну Абраму устроить достойную жизнь для своей семьи вне черты оседлости. Примечательно также, что к тому моменту срок рекрутской службы сократился с 25 до 6 лет, что позволило Коилю достаточно быстро начать гражданскую жизнь.

Из Шебрешина – во Владимир с Великолуцким полком

Об обстоятельствах своего переезда во Владимир Коиль сам подробно рассказал в 1918 году, когда подавал прошение о выходе из гражданства России:

«Происхожу из мещан города Щебрешина Замостского уезда Люблинской губернии, где и был призван на военную службу в 1866 году, но был освобожден вследствие слабости здоровья. В начале турецкой кампании (1877 — 1878 гг.) был снова признан и провел всю эту кампанию в качестве солдата, побывав под Константинополем. После окончания воины переехал во Владимир в 1880 году вместе с полком моим 12-Великолуцким, где и остался жить». 

В исторических источниках отмечается, что во Владимире часто квартировали кадровые полки. Полк, в котором служил Коиль, размещался в городе с 1866 года и считался образцовым. С горожанами у военных сложились тёплые отношения. Владимирцы оценили, что полк разместился за Лыбедью, где квартиры стоили значительно дешевле, ведь оплачивались они из городского бюджета.

Герб полка, фото: lubovbezusl.ru

«Перепись» евреев

В 1879 году произошло событие, благодаря которому мы в целом можем представить, какой была в то время во Владимире еврейская диаспора. Ее представители подали на имя губернатора прошение, в котором просили разрешения на открытие в городе «молитвенной школы в частном доме». Власти города удовлетворили ходатайство евреев, определив его как «заслуживающее уважения».

Тогда и выяснилось, что «во Владимире всех оседлых евреев проживает 24 семейства, в составе 121 человека обоего пола, не включая в это число 64 человека евреев нижних чинов 12-го пехотного Великолуцкого полка и 5 человек из Резервного батальона» (сведения из архивных документов).

На 1880-е пришелся пик численности проживавших в городе евреев. Возможно, именно по этой причине Исайя Самуилович и выбрал наш город для того, чтобы обосноваться здесь со своей семьей. Можно привести следующую статистику:

1850 г. – 33 человека.

1863 г. – 219 человек.

1873 г. – 142 человека.

1883 г. – 557 человек.

1911 г. – 252 человека.

Семья разрасталась

К моменту обоснования во Владимире Исайя Самуилович уже имел семью. Его супруга Этля (урождённая Ляйст), как гласит семейная легенда, вышла замуж против воли своих родителей. Вероятно, Коиля не рассматривали как человека, способного гарантировать достойное будущее для дочери. Однако брак состоялся – так решили сами молодые. Впоследствии семьи жениха и невесты общались и поддерживали хорошие отношения.

К примеру, родственники Этли, тоже проживавшие во Владимире, были работниками переплётной мастерской Коиля, а внук издателя Яков Абрамович несколько раз ездил в Польшу к родственникам бабушки.  Он же после окончания Великой Отечественной войны сделал запрос о судьбе своих родственников и получил ответ, что все представители семьи Ляйст погибли во время немецкой оккупации.

У Исайи и Этли родился единственный сын Абрам. Он появился на свет между 1865-1869 годами и скончался в Коврове около 1939 года. Абрам женился на Анне Наумовне Свердловой, родственнице известного революционера и советского политика Якова Свердлова.

Поначалу Коили нанимали во Владимире квартиры, а в 1914 году решились на строительство собственного дома. Чтобы возвести каменный особняк в Куткином переулке, глава семьи взял значительную сумму в долг, которую так не смог вернуть целиком.

Семья быстро росла, у Абрама и Анны один за другим рождались дети:

  • Берта (Брайна) – 1893 год
  • Самуил – 3.02.1897
  • Яков – 08.03. 1899-1890
  • Софья (Сара) – 1902
  • Лёля (Гитель-Лея) – 1906
  • Рося (Рахиль) – 1907
  • Лев – дата рождения неизвестна.

Семья Коиль. Слева направо: И.С. Коиль, Этля Коиль, Абрам Исаевич и Анна Наумовна Коиль с детьми Бертой и Самуилом. Фото: lubovbezusl.ru

Детей активно привлекали к работе в переплетной мастерской и книжном магазине. Это было настоящее семейное дело, в которое каждый вносил свой посильный  вклад.

Благотворитель и общественный деятель

Дела шли успешно, и Исайя Коиль нередко выступал в роли благотворителя: бесплатно предоставлял печатную продукцию для разнообразных мероприятий. К примеру, а газете «Старый владимирец» от 20 ноября 1909 года в числе других была опубликована благодарность: «И. Коилю за бесплатное печатание афиш, программ и анонсов» для реального училища.

Владимирский издатель был уважаемым человеком в местной еврейской общине, не раз избирался в хозяйственное правление молельного дома, находившего на Малых Ременниках, 3. Члены правления, как отмечал в своём отчёте владимирский полицмейстер, под судом и следствием не состояли и «ни в чём предосудительном замечены не были».

Еврейский молельный дом сохранился во Владимире. Был отобран у еврейской общины в 1932 году, фото: kluch.media

Встречали императора

Примечательно, что председателю хозяйственного правления еврейского молитвенного дома В.Н. Свердлову и его членам И.С. Коилю и Н.М. Фридляндеру, депутатам от владимирской еврейской общины, была оказана великая честь: 16 мая 1913 года они в числе большой делегации встречали во Владимире императора Николая II, который посетил столицу Владимиро-Суздальской земли в честь празднования 300-летия Дома Романовых.

Император прибыл в наш город по железной дороге – встреча проходила на перроне вокзала. Кроме членов еврейской общины, именитого гостя встречали делегации от Владимирской ученой архивной комиссии, Владимирского купеческого общества, Владимирского мещанского общества, Владимирской общины старообрядцев. Символично, что к императору допускались представители всех сословий, тогда как ранее царственная особа на подобных мероприятиях общалась только с дворянством и богатым купечеством.

Из дневника Николая II: «16 мая. Четверг. Проснулись на остановке в Москве. Погода была ясная и теплая. Сели завтракать до 12 час. Ровно в час подошли к г. Владимиру. На станции почетный караул от 9-го Грен. Сибирского полка, высшие гражданские лица, дворянство и земство. Сел с детьми в наш мотор и поехал в город, наверх, в красивый Кремль, в Успенский собор…» 

Кроме Владимира, российский самодержец посетил Суздаль и Боголюбово.

Открытки Николай II во Владимире на перроне. Источник: kluch.media

Дети получили хорошее образование

Как говорилось ранее, на евреев, проживающих вне черты оседлости, в Российской Империи продолжали распространятся существенные ограничения. Например, существовала определенная квота при приеме детей из еврейских семей в учебные заведения. Несмотря на это, внуки Исайи Коиля получили неплохое образование, о чем сохранились сведения в периодических изданиях того времени: Брайна окончила женскую гимназию, Самуил учился в казенной мужской гимназии и в Реальном училище, хоть его успеваемость и вызывала вопросы (учащийся получал отметки от «неудовлетворительно» до «отлично» и даже два года «сидел» в третьем классе), Яков, напротив, был старательным учеником и окончил казенную мужскую гимназию с серебряной медалью в 1917 году.

Как сообщает газета «Старый Владимирец», в 1909 году Абрам Исаевич Коиль был избран в родительский комитет Реального училища во Владимире, что свидетельствует об активной позиции сына Исайи Коиля в вопросах воспитания своих детей.

Фото 16: Реальное училище. Литфак. Открытка цветная. Владимир.. 1908–1911 гг. Из собрания ГВСМЗ

Чудесный стереоскоп

Внучки Абрама Исаевича вспоминают деда как доброго, душевного и очень талантливого человека. У него было уникальное по тем временам увлечение – фотография. В семье Коилей был стереоскоп и фотоаппарат. Вот что значит сын издателя! Абрам сам делал снимки для стереоскопа и пополнял семейную коллекцию самодельными слайдами с изображениями своих близких, дореволюционными снимками Владимира, которые сейчас являются уникальными с точки зрения познания истории родного города.

Стереоскоп. Источник: wikipedia.org

Каждое изображение снималось дважды с разных точек на близком расстоянии друг от друга. Далее стереопару закрепляли на картонной карточке. Снимки рассматривали через линзы стереоскопа. В итоге получалось объемное изображение.

Стереоскоп. Фото из архива Софьи Цветковой опубликовано на zebra-tv.ru.

Несколько лет назад внучка Абрама Исаевича Софья Яковлевна Цветкова поделилась с земляками уникальными фотографиями, сделанными дедом. Кроме семейных фото, среди них обнаружились уникальные виды Владимира начала 20-х годов, а также городские окрестности.

Разлив на Клязьме. Вид с вала. Фото из архива Софьи Цветковой опубликовано на zebra-tv.ru

Вид с дальнего Козлова вала. На дальнем плане – Георгиевская и Пятницкая церкви.  Фото из архива Софьи Цветковой опубликовано на zebra-tv.ru

Вид с противоположного берега Клязьмы на ул. Урицкого (Подсоборную) Фото из архива Софьи Цветковой опубликовано на zebra-tv.ru

Скитания по квартирам

Выселение семьи Коилей из только что отстроенного жилья, за который Исайя Самуилович так до конца и не расплатился, вероятнее всего, состоялось намного раньше официальной муниципализации дома в 1923 году. Несколько фото из семейного архива, датируемые 20-ми годами, сделаны в районе современной улицы Урицкого (бывшей Подсоборной), где семья разместилась в одном из подвальных помещений.

Выжить Абраму Самуловичу помогли навыки переплётчика, а его жена Анна Наумовна выпекала сдобу, которую сама и продавала у одной из церквей.

Семья сменила несколько адресов. В документах также встречается адрес по улице Нариманова, 17 ( сейчас это 1-я Никольская), где в 1928 году был зарегистрирован 61 – летний кустарь-переплётчик Абрам Исаевич Коиль и Лия/Лея Абрамовна Коиль  1906 года рождения, бывшая домохозяйка.

Дом на 1-й Никольской, 17, где жили Коили. Источник: adresacafe.ru

Последним пристанищем семьи Коиль во Владимире следует считать адрес «Годова гора, 4». Именно он значится в заявлении о регистрации еврейской общины, которое подписали 25 человек. Среди них — Абрам Исаевич Коиль (65 лет, иждивенец) и Анна Наумовна Коиль (69 лет, домохозяйка).

Вероятно, Коили нанимали в этом доме, сдававшемся в наём, комнату. Незадолго до этого дом оказался в центре своеобразного «экономического скандала», связанного с недостойным поведением хозяина (псаломщика), который требовал со своих постояльцев по 1 пуду ржи в качестве платы за проживание, о чём в газете «Призыв» за 1922 год появилась возмущенная заметка: «Не мешает привлечь к законной ответственности такого домохозяина. Пусть последний поближе познакомится с правилами сдачи квартир и взиманием квартирной платы с квартирантов в Коммунотделе».

После смерти супруги последние годы Абрам Исаевич жил «по детям», скончался он накануне Великой Отечественной войны в Коврове в семье старшей дочери Берты, где и был похоронен. Берта работала зубным врачом. Чуть позже она не побоялась приютить у себя и семью репрессированного брата Якова.

 «Дом Годова» на Годовой горе. Здесь в 1930 году зквартировали Коили. Источник: lubovbezusl.ru

Зять Баглачёвского лесника

Информацией об истории своей семьи с владимирскими краеведами поделились именно дочери Якова Абрамовича Коиля, поэтому о судьбе этого внука Исайи Самуловича известно больше всего.  После окончания Владимирской гимназии Яков до третьего курса учился на медицинском факультете Московского государственного университета, откуда был исключён по политическим мотивам – «как чуждый элемент». Врачом он так и не стал, места работы менял часто – такое уж было время.

Примечательно, что супругой Якова стала дочь заведующего Баглачёвским лесничеством Якова Филипповича Соколова, крестьянина села Малая Козловка Судогодского района, – Елизавета Соколова.

И тут всплывает интересная семейная легенда: фамилия отца Елизаветы изначально была Сычёв, но он так хорошо учился в церковно-приходской школе, что в документах об окончании фамилию изменили на Соколов: мол, какой ты Сычёв, ты Соколов!  Сын этой ветви Коилей — Алексей Яковлевич закончил Московскую академию имени К.А. Тимирязева, то есть пошёл по стопам своего судогодского деда-лесника.

Яков Абрамович имел сложные отношения с советской властью. Впервые его арестовали в октябре 1937 года с формулировкой «пропаганда и агитация, содержащие призыв к свержению советской власти». Вероятно, имел место донос, также припомнили поездку в Польшу в подростковом возрасте, дали 10 лет. Срок Яков отбывал в Красноярском крае. Елизавета Яковлевна пыталась просить за мужа, ездила в Москву на приём к Калинину, но безуспешно. Второй раз Якова арестовали в 1951 году, на этот раз он сидел в Коврове. Домой вернулся в 1954, когда его дети уже выросли, не знавшими отца. Однако именно внучки Якова Абрамовича и стали хранителями семейной памяти Коилей.

Дачное Устье в объективе Абрама Коиля

Но вернёмся к раритетным фотографиям Абрама Исайевича Коиля. Еще несколько снимков из семейного архива Коилей были сделаны в селе Устье современного Собинского района. Почему? В XVII веке указом царя эти земли были выделены под строительство «погоста Николая Чудотворца, что на устье реки Колокши». Позже селение разрослось и стало дачным. Сюда по железной дороге приезжали отдыхать жители Владимира: мещане, купцы, представители интеллигенции. Дачники нанимали жильё у местных жителей.

Село Устье и Свято-Никольский храм. Фото Дарьи Ермолиной

Вот как писала об этом в 1909 году газета «Старый владимирец»: «Село Устье. Для многих владимирцев Устье – единственное дачное место. Здесь рядом хороший крупный лес сосновый. Для купания — Клязьма.  Удобное сообщение – станция (15 верст) по ж/д от Владимира. Все указанные удобства подкупают владимирцев, и каждый год семейства…стремятся на дачу в село Устье».

Дачники в Устье. Снимок 60-х годов XX века из семейного архива Елены Волковой

Известно, что дачное село было популярно и в среде владимирской интеллигенции. Есть свидетельства, что в 1870-х годах здесь частенько отдыхал писатель Николай Николаевич Златовратский. Он собирал материал для своего романа о жизни пореформенной деревни «Устои», опубликованном в журнале «Отечественные записки» с 1878-го по 1882 год.  Со своим отцом в Устье бывал и известный владимирский скульптор Александр Николаевич Златовратский.

Николай Николаевич Златовратский. Фото: upload.wikimedia.org

И вот в архиве семьи Цветковых находятся несколько интереснейших снимков, сделанных Абрамом Исаевичем в самом Устье и его окрестностях. Получается, что Коили тоже гостили в дачном селе в летнее время. Нанимали дачу или приезжали к кому-то, сказать сейчас сложно, но от их пребывания здесь остался фотослед.

На этом фото, к примеру, вид, который открывался с трёхъярусной колокольни Свято-Никольского храма, построенном в 1803 году. На снимке четко видна планировка левой части села, участок церковного кладбища, белая каменная ограда, деревья над захоронениями. Если вы сейчас подниметесь на эту колокольню, то с высокой долей вероятности увидите приблизительно ту же картину: в Устье мало что изменилось за сто лет, разве что молодые деревья подросли, а старые исчезли…

Вид с колокольни. Фото из архива Софьи Цветковой опубликовано на zebra-tv.ru

А это уже виды Клязьмы в окрестностях села. На снимке, где дачники прогуливаются на лодке, вероятнее всего, —  Старица, над заливным лугом которой и стоит Устье. Старица не так широка и огибает природный остров, где и соединятся с основным руслом Клязьмы.

Фото из архива Софьи Цветковой опубликовано на zebra-tv.ru

Собирался, но не уехал

Перенесёмся в грозный 1917 год. После Октябрьской революции новая власть позволила бывшим переселенцам из регионов Российской империи, которые в связи с революционными событиями оказались за границей, отправиться на родину по репатриации (Прим автора: возвращение на родину, организованное государственной властью).

С связи в этим в газете ««Известия Исполнительного Комитета Владимирского губернского и уездного Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» в 1918 году было опубликовано сообщение о том, что гражданин Коиль И.С. ходатайствует о выходе вместе с женой «из граждан Российской Республики».  Такое же ходатайство было инициировано и сыном Коилей Абрамом с супругой и всеми детьми. Эта информация публиковалась для тех, кто имел к отъезжающим какие-либо судебные претензии.

11 октября 2018 года на Коилей было заведено специальное дело, которое оформлялось по стандартной процедуре. В нем содержались следующие сведения:

  • паспортные данные главы семейства с описанием его внешности («рост средний, волосы черные, особых примет не имеет»);
  • данные об имуществе: доме, скоропечатне, переплетной мастерской со всеми товарами;
  • перечислено было даже «домашнее имущество: кровати, посуда, белье, немного мебели, лампы электрические и др.»;
  • подписка Коилей в том, что в случае удовлетворения их ходатайства после ликвидации имущества, они немедленно покинут пределы РСФСР;
  • разнообразные расписки, в том числе об отсутствии контрреволюционных деяний, которые давали отъезжающие;
  • счет газеты за публикацию объявления и документ о переводе взысканных с Шаи Шмулевича и Абрама Шаевича 16 рублей 80 копеек.

Скандал с ГубЧК

Самые поздние документы были оформлены в феврале1919 года: Владимирская городская милиция предложила объявить главе семейства Коилъ «о необходимости уплаты недоимок по государственному налогу с недвижимых имуществ за 1918 год» в размере 27 рублей 84 копеек, чтобы дать делу дальнейший ход.

Это событие стало роковым в судьбе Исайи Коиля, который по какой-то причине не произвел уплату налогов и тем самым привлёк к своей особе ненужное внимание со стороны властей. С другой стороны, возможно, последние захотели получить с бывшего владельца скоропечатни намного больше, чем 27 рублей.

Так или иначе, но в феврале 1919 года Исайя Коиль, которого власти «взяли в заложники», стал ещё и фигурантом дела о злоупотреблении служебным положением сотрудниками Владимирской ГубЧК. Должностных лиц обвиняли в несанкционированных расстрелах, кражах изъятых у граждан вещей со склада, взятках, которые сотрудники чрезвычайной комиссии вымогали с так называемых «заложников».

Все эти факты «страшно дискредитировали Советскую власть» в глазах жителей, сообщают архивные источники. Согласно им, к родственникам удерживаемых граждан «являлись какие-то люди и вымогали за освобождение деньги, заявляя, что иначе заложников ждет расстрел».

Установлено, что Коиль «уплатил за свое освобождение 2000 рублей. Деньги эти были даны Баневичу, сотруднику Владимирского уездного отдела просвещения, а последним, по его утверждению, переданы Евстафьеву» (из архивных материалов)

Многие разоблачённые были расстреляны в короткие сроки по законам нового времени. А сын Коиля Абрам Исаевич стал в этом деле обвиняемым, поскольку «желая ускорить освобождение отца своего Исайи Коиль, вручил 2000 рублей Якову Баневичу для передачи чав. карательным отделом ЧК Евстафьеву», заведующему отделом ГубЧК по борьбе с контрреволюцией.

Как Коилям удалось вырваться из цепких лап ГубЧК, которая была основана во Владимирской области 18 июля 1918 года и базировалась на территории Богородице- Рождественского монастыря, история умалчивает, но вся семья ещё долгое время была под особым наблюдением. Понятно, что после таких событий речь об отъезде на историческую родину уже не шла.

Богородице-Рождественский монастырь в начале XX века. Источник: sobory.ru

Примечательно, что на территории Богородице-Рождественского монастыря в 1993 году появилась табличка памяти жертв политических репрессий.

Источник: wikipedia.org

«У нас умер старик Коиль…»

А что же сам издатель, глава владимирской ветви Коилей? С приходом революции 1917 года тихая и размеренная жизнь семьи закончилась раз и навсегда. Исайя Самулович, вероятно, не смог вынести череды постреволюционных лишений.  Выселенный из собственного дома, лишённый свободы, возможности уехать на родину, любимого дела и средств к существованию, как и многие его соотечественники, глава семейства скончался в 1923 году в возрасте 78 лет. Точная дата смерти Исайи Коиля остаётся неизвестной, но есть предположения, что это могло произойти в самом начале года, так как сохранилось письмо, которое владимирец М.В. Мошков отправил в Москву 2 февраля 1923 года: «У нас умер старик Коиль. Он тоже долго хворал от рака, и ему было около 80 лет». Несколько скупых строчек, написанные посторонним, — всё, что достоверно известно об уходе из земной жизни уважаемого владимирского издателя, благотворителя и просто хорошего человека, память о котором живет, благодаря добрым делам и дому на Гоголя, 2.

Материалы:

  1. «Дом на театральной площади» (Г.Г. Мозговой и В.Г. Толкуновой) в краеведческом альманахе «Старая Столица» (выпуск 2).
  2. «Улица Годова гора» https://lubovbezusl.ru/publ/istorija/vladimir/m/37-1-0-3691
  3. 3D – фотографии Владимира 100-летней давности. https://zebra-tv.ru/novosti/chetvertaya-rubrika/3d-fotografii-vladimira-100-letney-davnosti/
  4. Колокшанский истукан, бизнесмен Фома и школа в чистом поле. https://dzen.ru/a/YZkwDgyZjkZCA9l3
  5. Владимирская губернская чрезвычайна комиссия. https://land.lib33.ru/site/publication/3163
  6. Материалы газет «Призыв», «Старый владимирец».

Автор текста — Дарья Ермолина.

наверх